HR Special Project Спектр наших интересов был всегда широк  [HR Special Project] 

Изменен : 25.06.16 7:18, Анонимный Пользователь (Код узла: 12040 , Код объекта: 13369)

Russian  

Спектр наших интересов был всегда широк
Спектр наших интересов был всегда широк

Во втором материале совместного спецпроекта Богудонии и банка «Центр-инвест» главный бухгалтер энергосервисной компании «Элефант» Наталия Нечаева рассказывает о том, кто разорился на Олимпиаде и почему в Крыму и Дагестане работать проще, чем в Таганроге

По словам главного бухгалтера энергосервисной компании «Элефант» Наталии Нечаевой, отечественное энергоэффективное оборудование по своим характеристикам не уступает импортному, а энергосервис – сложное, но перспективное направление, как для бизнеса, так и для коммунальной инфраструктуры российских городов.

– Об энергосервисе много говорят, но на практике этот вид услуг пока не получил обширного распространения в России. Почему вы выбрали это направление и как давно им занимаетесь?

– Как таковым энергосервисом мы начали заниматься только в прошлом году и нельзя сказать, чтобы нам удалось реализовать в этой сфере какие-то заметные проекты. Что же касается энергосберегающих технологий, то в этом направлении наша компания работает третий год. До этого мы продавали металлические изделия и конструкции, поставляли с Украины каолин (белую глину) на фабрику «Кубаньфарфор», пока она не перешла в собственность новых владельцев. Затем занялись поставками комплектующих для электрических сетей. Продавали арматуру, провода, муфты, то есть все, что предназначено для обеспечения электроснабжения. Однако этот бизнес очень сильно подкосила Олимпиада в Сочи в 2014 году. Многие монтажные компании Южного Федерального округа были разорены, потому что им попросту не оплатили до 30% смет. В результате эти предприятия перешли на централизованные поставки и монтажники прекратили закупки у нас. Тогда мы потеряли значительную часть своих оборотов. К счастью, в этот момент нам пошел навстречу банк «Центр-инвест», с которым мы работаем с конца 2003 года. У нас на тот момент был крупный действующий кредит, и мы вынуждены были сказать, что денег на его погашение сейчас попросту нет. Ждали, что в банке нам будут выкручивать руки, но они сказали: «Мы с вами работаем много лет, мы реструктурируем кредит на полгода на тех же условиях». Даже ставку не подняли. Это было очень кстати и помогло нам выйти из тяжелого положения. Мы стали думать, куда двигаться дальше, и выбрали сферу энергоэффективности. Во-первых, это веяние времени, а во-вторых, «Элефант» – необычная торговая компания. Мы всегда старались продвигать на рынок добротные товары, новые технологии и предлагать комплексные услуги. Например, мы одними из первых в Ростовской области стали продвигать технологии с применением самонесущих изолированных проводов (СИП), которые способны выдерживать очень большую нагрузку. Это очень выгодно – повесил их и забыл на 15 лет, что они вообще существуют. В свое время, чтобы помочь нашим клиентам в переходе на новые технологии, мы даже создали отдельный класс в учебном центре компании «Ростовэнерго», помогли организовать новые специальности. Там наши специалисты проводили конференции по современным решениям в сфере энергоснабжения, читали лекции.

– Как направление, связанное с повышением энергоэффективности, развивается сейчас?

– Конечно, со сложностями, многие проекты реализуются очень медленно. Например, в энергосберегающих технологиях очень большую заинтересованность проявил Дагестан. Наш директор в течение двух лет каждый месяц по две недели безвылазно проводил там. Мы выигрывали тендеры, но в последний момент эти тендеры «рассасывались». Деньги в республике есть, но за ее пределы им выходить не позволяют. В связи с этим мы открыли в Махачкале свое представительство и активно пытаемся продвигать услуги компании. В конце 2014 года нам удалось выполнить в республике достаточно крупный заказ. Сейчас к нам обратились представители дагестанского сельскохозяйственного сектора, которые попросили проработать для них вопросы поставки мини-заводов по производству халяльного мяса. Мы эту тему глубоко изучили, уже запланировали закупку оборудования, на заседании в министерстве сельского хозяйства республики был озвучен список колхозов, которые займутся развитием этого направления, но воз и ныне там. Восток – дело тонкое. Направление в целом мы считаем очень перспективным.

– А в связи с чем вы открыли филиал в Севастополе?

– По понятным причинам тема освещения, в том числе, уличного, для Крыма очень актуальна. Сейчас мы начали реализацию проекта по развитию сети уличного освещения в одном из городов Крыма – в конце прошлого года мы заключили с администрацией соответствующий договор и уже получили предоплату. Но в целом энергосервисное направление развивается очень тяжело.

– Почему?

– Энергосервис сам по себе – достаточно сложная схема. Для ее реализации мало оценить энергоэффективность какого-либо объекта, нужно еще убедить его собственника в необходимости несения трат на ее повышение и убедить инвестора в надежности заказчика. В Таганроге мы несколько раз встречались с представителем городской администрации. Мы со своей стороны готовы были взять на себя расходы на замену светильников на городских улицах на светодиодные с тем, чтобы потом окупить свои затраты и получить прибыль за счет экономии, которую город получит на оплате электроэнергии. Нам сказали, что это здорово, что город не понесет никаких затрат. Но пока, видимо, город не сильно заинтересован в этом.

– Рассматривали ли вы в качестве потенциальных клиентов управляющие организации сферы ЖКХ?

– Нет. С нашими управляющими компаниями, на мой взгляд, работать довольно рискованно. Как бухгалтер я вижу, что из этой сферы выводится очень много денег. Если в отчетности компании указано, что ее доходность меньше 1%, а ее сотрудники при этом покупают квартиры, машины и прочее, что никак не относится к деятельности УК, то иметь с этой компанией дело опасно. Энергосервис подразумевает длительные взаимоотношения, несколько лет. А уповать на то, что такие компании просуществуют и будут выполнять свои обязательства перед контрагентами хотя бы на протяжении трех лет, довольно рискованно.

– А ТСЖ? Ведь они создаются собственниками, которые, по идее, действительно заинтересованы в снижении своих затрат.

– А что нужно ТСЖ? Осветить дом, поменять лампочки в подъездах, организовать освещение придомовой территории? Затраты на энергосервис в этом случае не компенсируются и за 10 лет. Мы не можем себе позволить инвестиции на столь длительный срок.

– Помимо Дагестана и Крыма в каких регионах вы работаете?

– Сложно сказать, где мы не работаем. Мы являемся дилерами нескольких компаний по производству светодиодных приборов и поставляем их компаниям по всей России. Конечно, у нас в ассортименте есть товары как отечественных, так и зарубежных производителей. Мы всегда предлагаем клиенту выбор, честно говорим, что вот этот товар хороший, но дорогой, а этот – дешевле, но уступает по качеству. Например, мы давно работаем с нашим трамвайно-троллейбусным управлением, они знают толк в муфтах, которые мы им поставляем.

– Не первый раз приходится слышать, что отечественные светодиодные осветительные приборы не уступают зарубежным.

– Да, они весьма конкурентоспособны. Другое дело, что производятся российские светодиоды, как правило, из зарубежных комплектующих: китайских, французских или финских, и это отражается на качестве самих изделий. Но собирают наши компании великолепно. Когда мы открывали это направление, то прошерстили всю Россию в поисках достойных производителей, у всех закупили образцы и протестировали их: по несколько суток они у нас горели, мы смотрели, какую отдачу они дают, как греется корпус и т. д. И могу сказать, что таганрогский производитель, который начинал с минимальных производственных мощностей, не уступает по характеристикам своей продукции большинству компаний в своей категории. Сейчас и у наших земляков большой цех, они расширяют свое производство.

– В каких сферах вы работали раньше и как оказались на нынешнем месте?

– По первому образованию я инженер-системотехник. Работала на «Прибое», в радиотехническом институте, а когда в середине 90-х стало совсем тяжело, знакомые, которые занимались металлоторговлей, предложили мне работу бухгалтера. Я окончила курсы, поработала, потом получила квалификацию профессионального бухгалтера в РИНХе, и вот с 1995 года работаю в этой сфере. Мне это дело очень нравится. Я представляла себе бухгалтера, как человека в нарукавниках, который сидит и что-то суммирует и вычитает. На практике все оказалось иначе. У нас небольшая компания, и мы всегда занимались всем, что было нам интересно, стараясь выбирать интересные направления. В 1990-е годы мы закрывали казначейские обязательства на разные предприятия – и на наш «Тагмет», и на «Северсталь». И мне приходилось во все вникать, быть не только бухгалтером, но и кадровиком, и юристом – это достаточно увлекательно.

Справка. Энергосервис подразумевает проведение энергосервисным предприятием энергоаудита определенного объекта, разработку плана мероприятий по повышению его энергоэффективности и реализации этого плана за свой счет. Энергосервисная компания покрывает свои затраты и получает прибыль за счет разницы в расходах на оплату энергоносителей, которые несет собственник объекта.

На правах рекламы 

650
02.03.16 11:41
Нет
Нет
Создатель Создан Секция Версии Переводы Код узла Код объекта
Команда Богудония.ру 02.03.16 11:57
10 1 12040 13369
Node Remote ID Object Remote ID
3882d6171cb320bf4d34359a0b7e2703 0a3e7a4184a8f9c73c1bd678b52392f5

Content state

No content object state is configured. This can be done here.
Existing translations
Инвертировать выбор. Язык Регион Главное  
rus-RU  Russian rus-RU
Используйте основной язык, если приоритетный перевод не определен.
Инвертировать выбор. Расположение Дочерних Отобр. Главное
Home / Спецпроекты / Спектр наших интересов был всегда широк 7 Да [ Нет ]
Связанные объекты (0)
Просматриваемый элемент не использует (нет связан) другие объекты.

Объекты, с которыми связан текущий (0)
Просматриваемая позиция не используется какими-либо другими объектами.
Published order
Невозможно установить метод сорировки для текущего расположения, так как отсутствуют полномочия для редактирования текущей позиции.

Вверх на один уровень. Дочерние объекты (7)